Молодая фотография

Андрей Богуш: Хорошая фотография для меня – это когда мне не интересно, в какой стране ее произвели

© Андрей Богуш. Daffodil Flowers on Color Papers, из серии Rainbows, 2010

— Что означает для вас статус “молодой фотограф”? Какие в этом плюсы и минусы?

— Мне кажется, такой статус — это в определенной степени ширма, за которую молодой фотограф может спрятаться и ничего не делать. Если ты молодой фотограф, значит, возможно, тебе нельзя переходить в пространство, где есть взрослые фотографы? А когда можно? То есть, в этом смысле, это больше негативное определение для меня. То есть ты молодой, вот и сиди на фликре и множь зины, пока тебя не найдут или совсем не найдут.

С другой стороны, может быть, молодой фотограф —  это фотограф, занимающийся молодой фотографией: он делает какой-то сравнительно новый продукт, инновационный, как это любят говорить сейчас в России. Но я бы не сказал, что такие «взрослые» монстры, как Thomas Ruff или моя любимая Collier Schorr, делают что-то не новое и не молодое.

То есть я хочу сказать следующее: как у меня в 2007 году не было четкого понимания того, кто такой молодой фотограф, так нет ее и сейчас.

Андрей Богуш. Nuts on Plate, из серии Rainbows, 2010

— Есть ли общие черты между сегодняшним поколением молодых российских фотографов? Они отличаются от европейских, американских, азиатских?

— Я стараюсь следить за русской фотографией по мере возможностей. И, мне кажется, что чем глобализованней мыслит и видит фотограф, чем меньше отличие его визуального и концептуального языка от институционно признанной международной фотографии, тем он будет интересовать меня больше и глубже. Важно работать с кодом, который есть, который понимают, и делать что-то в нем и с ним. Иначе получается «совок» или африканская фотография — закрытое пространство, которое будет интересно только как какая-то экспортная игрушка. Хорошая фотография или искусство для меня — это когда мне не интересно, в какой стране ее произвели.

— Чем можете объяснить тот факт, что большинство молодых фотографов сегодня — девушки?

— Я не вижу никакого перекоса. Может быть, меня больше интересуют юноши, и поэтому я не замечаю девушек. Но, право, я чувствую, что интересных мне девушек в фотографии гораздо меньше. Наверное, вообще статистически больше девушек в молодой фотографии. К сожалению, на уме у меня только мальчики.

— Когда “молодой фотограф” становится “взрослым фотографом”? Или какое бы вы дали определение этому его новому состоянию?

— Может быть, тогда, когда у него появляется узнаваемость, галерея, публикации, продажи, определенная ниша. То есть окончательное признание институциями в той сфере, где он работает. Впрочем, определение «институционизированный фотограф» звучит еще более пугающе, чем «взрослый фотограф».

— Победа в конкурсе “Молодая фотография” для вас была чем: первым успехом на профильном конкурсе, который убедил выбрать фотографию своей профессией, или просто очередным подтверждением того, что вы занимаетесь тем, чем надо?

— Мне было приятно. Но совсем безрезультатно. То есть это была такая вспышка, после которой совершенно пустое пространство и некоторая пустота. Практически никаких публикаций, ни выставок, ни отзывов, ни продаж. Я никаким образом не хочу сказать, что это должно было бы произойти, но, мне кажется, роль такой институции как «ФотоДепартамент» отчасти и  в том, чтобы работать с продвижением молодых авторов, делать так, чтобы информация распространялась. А получается, что фотограф (это крайне субъективная позиция, как и все остальное, о чем я здесь говорю) получает выставку или, как сейчас, участие в групповой выставке —  и все. Ок, для него это может быть толчок и подтверждение выбранного пути. Да, супер. Но что дальше?

Может быть, я смотрю с точки зрения 2007 года, когда все это только начиналось, но сейчас, мне кажется, ситуация не сильно отлична. Получается, что фотограф, сделав что-то в «ФотоДепартаменте», получает категорически мало по сравнению с тем, что он может получить, съездив на портфолио-ревю в ту же Братиславу или Вену.

— Вам важны победы на фотоконкурсах или вы и так знаете, что двигаетесь в правильном направлении?

— Победы на конкурсах – это в большой степени подтверждение того, что здесь и сейчас ты сработал в правильном пространстве, где ты востребован и понимаем. Это такая обратная связь. И это необходимо, конечно же.

— Вы амбициозны?

— Да. Но я страшно ленив и медленен там, где не нужно.

— Какое ваше самое большое профессиональное достижение на сегодняшний момент?

— Наверное, публикация в The Collectors Guide To Emerging Art Photography V.2.

Андрей Богуш. Untitled (20100819_141338), из серии Documentation of Pine Needles hanging on Spider Webs (Документация сосновых иголок висящих на паутинах), 2010

— А чего хотели бы в этом плане достичь?

— Я хочу пойти учиться в академию искусств и получить степень магистра. Пока, наверное, это цель, а все остальное лишь для развлечения. У меня есть ощущение достаточно узкого пространства, в котором я могу функционировать сейчас, поэтому я вижу полноценное академическое образование как хороший бэкграунд, чтобы начать работать шире. Я чувствую желание делать негативные вещи, но ты их можешь делать в пространстве своего позитивного прошлого. К сожалению, сейчас (или до этого) мое прошлое было скорее негативным в институционном смысле. Чтобы что-то уничтожать, что-то критиковать, надо быть на этой территории, как свой.

Если возвращаться к вопросу о профессиональных планах, то это, конечно же, выставки в PS1 и МоМа, Венецианские биеннале и прочее – куда без этого. Но это пока только далекие планы, а настоящее скоротечно и сомнительно.

— Какими человеческими качествами и профессиональными навыками должен обладать фотограф, чтобы быть сегодня успешным?

— Должен ориентироваться в поле, в котором он хочет находиться. Наверное, это главное. Необходим иностранный язык, лучше иметь парочку друзей с родным английским. Готовность к коммуникации и отслеживанию всех возможностей. Что ты делаешь и как – это не важно. Главное — найти и вступить в коммуникацию с той средой, в которой тебя будут воспринимать и в которой ты будешь функционировать правильно: и  концептуально, и визуально.

— Как вы пришли в фотографию?

— Я делал фотографии с пейзажами или там городскими видами на мамину мыльницу. Мне это нравилось, это нравилось моим знакомым и родственникам. Потом было время, когда я снимал сокурсников, им нравилось, что я делаю. Потом «ФотоДепартамент». Для меня фотография (или шире — искусство) – это такая социальная практика, в которой цель – понравиться. При этом тебе важно мнение определенной группы. Она дифференцируется или меняется вместе с тобой. И если сначала зритель – это, предположим, друзья или родственники, то в итоге это крупные институции, например, галереи или музеи. Это не всегда так, разумеется, но это то, куда стремится автор, где он хочет существовать.

Андрей Богуш. Untitled (20100826_141328), из серии Documentation of Pine Needles hanging on Spider Webs (Документация сосновых иголок висящих на паутинах), 2010

— Если до этого вы получили высшее образование по другой специальности, помогло ли оно в вашей сегодняшней работе?

— Я думаю, учеба на факультете психологии сформировала мое представление о мире и некоторые варианты его переживания. Но, наверное, не больше этого. Хотя я не берусь тут ничего утверждать, так как не ясно, чтобы бы было и где бы я был, если бы все пошло по-другому. Сейчас я понимаю, что самый точный и корректный путь – это полноценное художественное образование, которого в России, к сожалению, нет и, похоже, не предвидится.

— Фотография должна быть объективной или субъективной? У вас она какая?

— О, боги. Объективная фотография — это фотография через объектив? В таком случае у меня есть и такая, и такая.

— Вы сразу определились с жанром, в котором хотите работать: репортажная, документальная, арт- фотография?

— Сначала, я определился, что совсем не выношу репортаж и меня пугает социальная фотография. Мне нравились голые дети у Мохорева и какие-то вещи Чежина. Мне нравилась петербургская черно-белая фотография, я хотел быть ее частью. Но потом все начало съезжать больше к международной фотографии, к другим ориентирам. Я пытался понять, что такое арт-фотография, ответов не было, были какие-то пузыри в журнале «Фото&Видео» и на Photographer.ru. Мне кажется, идея арт-фотографии в достаточной степени стала ясна мне только год-полтора назад. Есть прекрасная книжка, может быть, лучшая и доступная в своем роде, которую я всем советую прочитать: Charlotte Cotton «The Photograph as Contemporary Art» (new edition).

— Что думаете насчет того, что эти жанры сегодня — не просто находятся на стыке, но плавно перетекают один в другой? Это хорошо или плохо? В ваших работах это смешение присутствует?

— Думаю, что это не сегодня, а всегда. Китчевые и массовые жанры все время пытаются имитировать искусство, искусство, критикуя китч и дизайн, нещадно использует их. Я надеюсь, что в моих работах это присутствует, и мне нравится, когда мои проекты могут функционировать в различных, вроде бы, несовместимых зонах. Нравиться моей маме, тем, кто на фликре, западным кураторам и себе – это в какой-то степени была моя задача, когда я начинал работать с радугами.

— Создаете ли вы мультимедиа? Вас интересует такая форма подачи фотографии?

— Да, мне кажется, это может быть забавно и пошло. Обычно мне становится категорически плохо от любых слайдшоу или фотографий со звуком. Может быть, стоит этим заняться в ближайшее время.

— Есть ли у вас тема или несколько тем, которые вас интересуют больше других? Почему именно эти темы?

— Китч, маркирование пространства, описание проектов, иконоклазм – это темы, о которых я думаю, а объект съемки — это случайность во многом. Сейчас меня интересуют иголки на паутинах. Пока была зима и весна, их не было. Сейчас снова начинается лето, и я готовлюсь отснять еще пару тысяч кадров, из которых зимой буду отбирать что-то подходящее.

— Что хотите сказать с помощью фотографии?

— Думаю, что ничего не хочу сказать. Может быть, помолчать с помощью фотографии. В идеальном виде — это молчаливое «да» в голове у зрителя, и он уходит смотреть что-то дальше.

— Каким своим фотопроектом гордитесь больше всего? Почему?

— Горжусь радугами, потому что они функционируют и уже год приносят определенные дивиденды. С другой стороны, это может быть моя серия с иголками на паутинах, потому что она мне не нравится изначально, она ничего не приносит, может быть, она не функционирует правильно и, возможно, отталкивает зрителя, на нее уже потрачена и будет потрачена уйма времени. Мне нравится вот эта бессмысленность работы, и, в некоторой степени, я вижу свою дальнейшую цель в том, чтобы делать еще менее результативные проекты. Это как рожать нелюбимых детей или заниматься сексом с нелюбимым человеком. Это прекрасные моменты для рефлексии и отстраненности.

— За какую тему вы бы никогда не взялись?

— Наверное, за социальные проекты, потому что эти изображения мгновенно превращаются в пропагандистскую машину, и мне это неприятно.

— Над чем сейчас работаете?

— Мы делаем совместные проекты с финской художницей Сагой Вуорисало. Такие вещи, за которые я бы не взялся один. То есть, это раздвижение пространства действия со множеством экспериментов. При этом мы постоянно находимся в коммуникации, таким образом, оказываемся в зоне, сравнительно независимой от внешнего зрителя, что в общем-то здорово.

— О чем давно мечтаете снять фотоисторию?

— Может быть, что-то нежное и гомоэротическое, может быть, фэшн. Мне кажется, это могло бы быть интересно. Но пока я не вижу нужных координат для этого.

Интервью подготовила Инга МЕЛЬНИКОВА

 

Андрей Богуш (родился в 1987) — российский фотограф, в настоящее время живущий в Финляндии.

andreybogush.com

0 Comments

Leave a reply

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Сaptcha (антиспам-проверка) * Time limit is exhausted. Please reload the CAPTCHA.

 

You need to log in to vote

The blog owner requires users to be logged in to be able to vote for this post.

Alternatively, if you do not have an account yet you can create one here.

Highslide for Wordpress Plugin