Молодая фотография

Ирина ПОПОВА: Хороший фотограф должен обладать чутким глазом и сердцем

© Ирина Попова

- Что озна­ча­ет для вас ста­тус “моло­дой фото­граф”? Какие в этом плю­сы и мину­сы?

- Моло­дой фото­граф — это зна­чит новый, несу­щий новую окрас­ку и новый заряд сво­ей фото­гра­фи­ей. Это не зна­чит бук­валь­но моло­дой по воз­рас­ту, поэто­му более точ­но зву­чит англий­ский сино­ним emerging – то есть «появ­ля­ю­щий­ся». Оно так­же созвуч­но со сло­вом energy. Появ­ля­ет­ся при­мер­но так, как мячик, кото­рый дер­жишь под водой. Он выпры­ги­ва­ет и боль­ше не спо­со­бен скрыть­ся обрат­но. Ста­тус моло­до­го талан­та очень при­тя­га­те­лен. Пото­му что суще­ству­ют мно­го орга­ни­за­ций, ста­ра­ю­щих­ся тебя под­дер­жать. И ста­рые опыт­ные бой­цы про­ща­ют тебе все: пото­му что ты моло­дой. Слож­нее ста­тус после того, как тебя «откры­ли» как моло­до­го талан­та. Ты про­гре­мел один раз сво­ей уда­чей, а что с этим потом делать? Никто боль­ше тебя не заме­ча­ет, инте­рес к тебе угас, никто не дает денег на новые про­ек­ты. После пер­во­го про­ек­та нуж­но мно­го и целе­на­прав­лен­но рабо­тать и знать точ­но, что, куда и зачем.

- Есть ли общие чер­ты меж­ду сего­дняш­ним поко­ле­ни­ем моло­дых рос­сий­ских фото­гра­фов? Они отли­ча­ют­ся от евро­пей­ских, аме­ри­кан­ских, ази­ат­ских?

- У рос­сий­ских фото­гра­фов очень мно­го энту­зи­аз­ма и веры в свое дело. Евро­пей­цы и аме­ри­кан­цы боль­ше все­го на све­те дума­ют о гран­тах и финан­си­ро­ва­нии. И фото­гра­фия у них более раци­о­наль­ная.
Рос­сий­ская шко­ла вооб­ще ни на одну дру­гую в мире не похо­жа. И жаль, что боль­шин­ство наших пре­крас­ных фото­гра­фов нико­му не извест­но за рубе­жом. Пото­му что в их фото­гра­фии есть душа, то излу­че­ние, кото­рое евро­пей­цы и аме­ри­кан­цы не спо­соб­ны уло­вить — у них нет внут­ри тако­го тон­ко чув­ству­ю­ще­го устрой­ства. Поэто­му они видят толь­ко фото­гра­фии-порт­ре­ты, где чело­век в инте­рье­ре ров­но по цен­тру. Такое вос­при­я­тие реаль­но­сти, как буд­то при­шел в зоо­парк, и все виды реаль­но­сти заклю­чи­ли в оди­на­ко­вые клет­ки и выста­ви­ли в ряд.

- Чем може­те объ­яс­нить тот факт, что боль­шин­ство моло­дых фото­гра­фов сего­дня — девуш­ки?

- Девуш­ка — это вооб­ще герой наше­го вре­ме­ни. В девуш­ке есть очень силь­ный твор­че­ский потен­ци­ал, гораз­до силь­нее, чем в муж­чине. Пото­му что века­ми, тыся­ча­ми лет геро­я­ми и испол­ни­те­ля­ми всех про­из­ве­де­ний, и вооб­ще жиз­ни, были муж­чи­ны. Это пере­нес­лось и поз­же на мас­ку­лин­ный аме­ри­кан­ский кине­ма­то­граф, на образ мачо. Было ощу­ще­ние, что жен­щине вооб­ще нече­го ска­зать. Но в XX веке вме­сте с пра­вом голо­са на выбо­рах к жен­щи­нам при­шел еще и голос ста­но­вить­ся худож­ни­ком, писа­те­лем, и фото­гра­фом тоже. И ока­за­лось — в жен­щине зало­жен огром­ный дар, и то, что она гово­рит, нико­гда не будет так чисто, пра­виль­но и линей­но, как у муж­чи­ны. Но зато оно будет так искренне и ново, как ни один муж­чи­на не спо­со­бен сде­лать. Вы когда-нибудь срав­ни­ва­ли фото­гра­фии в сти­ле «ню», сде­лан­ные жен­щи­на­ми и муж­чи­на­ми?

Ири­на Попо­ва

 

- Когда “моло­дой фото­граф” ста­но­вит­ся “взрос­лым фото­гра­фом”? Или какое бы вы дали опре­де­ле­ние это­му его ново­му состо­я­нию?

- Взрос­лый фото­граф — это труд­ный путь. Прак­ти­че­ски путь саму­рая. И неваж­но, как тебя люби­ли и леле­я­ли в ста­ту­се моло­до­го талан­та, во взрос­лой жиз­ни тебе при­дет­ся про­би­вать себе доро­гу. Само­му опре­де­лять цели и сле­до­вать им. Я думаю, инди­ка­тор взрос­ло­сти фото­гра­фа — это само­сто­я­тель­ная кни­га, выстав­ка или какая-то дру­гая пре­зен­та­ция дол­го­го и уни­каль­но­го про­ек­та.

- Побе­да в кон­кур­се “Моло­дая фото­гра­фия” для вас была чем: пер­вым успе­хом на про­филь­ном кон­кур­се, кото­рый убе­дил выбрать фото­гра­фию сво­ей про­фес­си­ей, или про­сто оче­ред­ным под­твер­жде­ни­ем того, что вы зани­ма­е­тесь тем, чем надо?

- Для меня это не была побе­да в кон­кур­се. Я вооб­ще слож­но тогда пред­став­ля­ла, как эта маши­на рабо­та­ет, куда и кому нуж­но пода­вать. Мне про­сто пред­ло­жил поучаст­во­вать зна­ко­мый кура­тор. И я согла­си­лась. Думаю, что весь «кон­курс» суще­ство­вал до это­го, в том, что­бы создать что-то замет­ное. А даль­ше сами звез­ды будут помо­гать тебе на пути.

Ири­на Попо­ва

 

- Вам важ­ны побе­ды на фото­кон­кур­сах или вы и так зна­е­те, что дви­га­е­тесь в пра­виль­ном направ­ле­нии?

- Побе­ды в кон­кур­сах очень мно­го зна­чат для меня, но все же они не самое глав­ное. Пода­вать мож­но толь­ко тогда, когда сде­ла­ешь что-то зна­чи­мое, а кон­кур­сы — это как бы пожи­нать пло­ды. Ино­гда они огром­ны, ино­гда совсем ниче­го. Я не подаю на все под­ряд. Я знаю, какие фести­ва­ли и пре­мии дела­ют отлич­ную рабо­ту. Где жюри, кото­рое я ува­жаю и ценю как путе­вод­ные звез­ды — туда и иду. «Я сде­ла­ла то-то и то-то, вы не нахо­ди­те, что это заслу­жи­ва­ет ваше­го при­за?» Каж­дая побе­да дает силы дви­гать­ся к сле­ду­ю­ще­му про­ек­ту. Но каж­дое пора­же­ние — не рас­стра­и­ва­ет: знаю, что фото­гра­фии мно­го раз­ной, и не каж­дой долж­но най­тись место на пье­де­ста­ле, но это не зна­чит, что не най­ти сво­е­го места в жиз­ни.

- Вы амби­ци­оз­ны?
— Без амби­ци­оз­но­сти не инте­рес­но жить. Я все­гда став­лю себе самые высо­кие план­ки, берусь за мак­си­мум, все­гда тороп­лю себя сде­лать что-то важ­ное. Поче­му-то амби­ци­оз­ность и тем более «карье­ризм» име­ет в рус­ском язы­ке нега­тив­ный отте­нок. Как буд­то бы тебе надо обя­за­тель­но «идти по голо­вам», если ты хочешь чего-то достичь. На Запа­де все зна­ют, что путь тер­нист и тру­ден, и все тебя будут ува­жать за это. Я бы даже не назы­ва­ла это амби­ци­оз­но­стью в сво­ем слу­чае. Это дру­гое. Если не сде­ла­ешь что-то, то не смо­жешь жить даль­ше. Про­сто умрешь или тебя разо­рвет на части изнут­ри.

Ири­на Попо­ва

 

- Какое ваше самое боль­шое про­фес­си­о­наль­ное дости­же­ние на сего­дняш­ний момент?

- Кни­га. Очень слож­ная мно­го­уров­не­вая кни­га «Дело «Дру­гая Семья», сде­лан­ная вруч­ную. И кото­рая суще­ству­ет пока все­го в двух копи­ях. А так­же сро­ки, в кото­рые я ее сде­ла­ла. Я спа­ла один раз в двое суток. Почти не ела. У меня ушла целая тол­стая кни­га рас­че­тов и зари­со­вок.

- А чего хоте­ли бы в этом плане достичь?

- Издать эту кни­гу тира­жом. Сде­лать дру­гие — подоб­ные по силе про­ек­ты — с очень слож­ны­ми спо­со­ба­ми пре­зен­та­ции — кни­га, выстав­ка, интер­ак­тив­ный вэб-сайт. Сей­час я издаю книж­ку сво­е­го про­ек­та «Куба рядом» одно­вре­мен­но с раз­ра­бот­кой тако­го муль­ти­ме­дий­но­го вэб-сай­та. Мне инте­рес­ны экс­пе­ри­мен­ты в этой обла­сти.

- Каки­ми чело­ве­че­ски­ми каче­ства­ми и про­фес­си­о­наль­ны­ми навы­ка­ми дол­жен обла­дать фото­граф, что­бы быть сего­дня успеш­ным?

- Ино­гда «хоро­ший фото­граф» и «успеш­ный фото­граф» — это раз­ные вещи. Думаю, хоро­ший фото­граф дол­жен обла­дать чут­ким гла­зом и серд­цем. Успеш­ный — плюс ко все­му это­му с без­гра­нич­ным опти­миз­мом и чув­ством юмо­ра. Может быть, не в фото­гра­фии, но в жиз­ни, в обще­нии с людь­ми.

- Как вы при­шли в фото­гра­фию?

- Я нача­ла с фото­шко­лы в Тве­ри. Про­сто уви­де­ла у них кар­тин­ки на сте­нах, при­шла спро­сить: «А как вы это дела­е­те?». Тогда фото­гра­фия каза­лась мне каким-то чудом. И меня захва­ти­ло их сооб­ще­ство. Это были дру­гие люди, совсем иные, чем я встре­ча­ла в обыч­ной жиз­ни. У них была почти сек­та, со сво­им осо­бым юмо­ром и риту­а­ла­ми. А потом я купи­ла каме­ру, ста­ла сни­мать вече­рин­ки в ноч­ных клу­бах. Вско­ре мне пред­ло­жи­ли поехать на Дель­фий­ские игры, кото­рые я сра­зу выиг­ра­ла, и тогда пове­ри­ла, что могу сни­мать. Чело­ве­че­ский фак­тор очень важен. У меня все­гда были люди, кото­рые вери­ли в меня.

Ири­на Попо­ва

 

- Если до это­го вы полу­чи­ли выс­шее обра­зо­ва­ние по дру­гой спе­ци­аль­но­сти, помог­ло ли оно в вашей сего­дняш­ней рабо­те?

- Да, я по обра­зо­ва­нию жур­на­лист. Но выс­шее обра­зо­ва­ние в этой сфе­ре ниче­му не научи­ло на прак­ти­ке, кро­ме того, как учить­ся — как сда­вать экза­ме­ны и т.д. Важ­но было, что это — на базе фил­фа­ка. Я про­чи­та­ла бес­чис­лен­ное коли­че­ство хоро­шей лите­ра­ту­ры за вре­мя уче­бы. «Вой­ну и мир» — три­жды. Это было важ­но.

- Фото­гра­фия долж­на быть объ­ек­тив­ной или субъ­ек­тив­ной? У вас она какая?

- Фото­гра­фия все­гда субъ­ек­тив­на. Некая объ­ек­тив­ность — это ложь и еще ску­ка. Из всех момен­тов и мест реаль­но­сти вы выби­ра­е­те имен­но эту долю секун­ды, в этом кон­крет­ном месте, под опре­де­лен­ным углом из всех 360 гра­ду­сов вокруг. Потом дела­е­те опре­де­лен­ный отбор, пре­зен­ту­е­те в опре­де­лен­ной фор­ме. Это и есть субьек­тив­ность. И чем боль­ше в этом во всем лич­но­го — чего не было до, и никто не смо­жет повто­рить после — тем кру­че вы как фото­граф.

- Вы сра­зу опре­де­ли­лись с жан­ром, в кото­ром хоти­те рабо­тать: репор­таж­ная, доку­мен­таль­ная, арт- фото­гра­фия?

- Я сра­зу отки­ну­ла все попыт­ки реа­ли­зо­вать­ся в так назы­ва­е­мой арт-фото­гра­фии. Я не могу созда­вать реаль­ность из голо­вы: все это полу­ча­ет­ся уны­ло, наду­ман­но и нико­му не инте­рес­но. Так же я оце­ни­ваю боль­шин­ство так назы­ва­е­мых «арт-про­ек­тов». Живая непо­сред­ствен­ная реаль­ность все­гда гораз­до инте­рес­ней.

- Что дума­е­те насчет того, что эти жан­ры сего­дня — не про­сто нахо­дят­ся на сты­ке, но плав­но пере­те­ка­ют один в дру­гой? Это хоро­шо или пло­хо? В ваших рабо­тах это сме­ше­ние при­сут­ству­ет?

- Я счи­таю это раз­де­ле­ние изна­чаль­но искус­ствен­ным. Вся фото­гра­фия доку­мен­таль­на. Вот, напри­мер, вы види­те фото­гра­фию лежа­ще­го на асфаль­те чело­ве­ка. И спра­ши­ва­е­те у фото­гра­фа: «Это он там сам лежал или вы его туда поло­жи­ли?». И доку­мен­таль­ные фото­гра­фы при отве­те «поло­жил сам» сра­зу теря­ют инте­рес (в луч­шем слу­чае) или же зажи­га­ют в себе острую нена­висть (ведь такая фото­гра­фия сра­зу сво­дит на нет все их доку­мен­таль­ные уси­лия най­ти что-то в реаль­но­сти. Чего уж про­ще – нужен для темы ост­рый момент, пошел и все выстро­ил). Арт-кри­ти­ки же наобо­рот подо­дви­нут стуль­чи­ки впе­ред и ста­нут увле­чен­но рас­спра­ши­вать: «Так-так, а с какой целью вы его туда поло­жи­ли? Что вы хоте­ли этим ска­зать?» (это же не про­сто фиг­ня типа шел-уви­дел-снял, это же худо­же­ствен­ный жест, осо­знан­ная рабо­та, при­ло­жен­ные уси­лия, задей­ство­ван­ные цен­тры моз­га и т.д., а не то, что шел-клац­нул-пошел даль­ше). Каж­дая фото­гра­фия име­ет пра­во на суще­ство­ва­ние, даже если вы доку­мен­ти­ру­е­те реаль­ность, кото­рая у вас в голо­ве (напри­мер, как рас­ска­зать доку­мен­таль­но исто­рию о необы­чай­ной жиз­ни сво­ей бабуш­ки, кото­рая умер­ла 20 лет назад и не оста­ви­ла после себя ни одной архив­ной кар­точ­ки? Или о вашей душев­ной трав­ме, полу­чен­ной в дет­стве? Или о глу­хих, кото­рые в прин­ци­пе выгля­дят как обыч­ные люди?) Если фото­гра­фия несет в себе смысл, рас­ска­зы­ва­ет нам что-то, и ее фор­ма адек­ват­на содер­жа­нию и тро­га­ет нас эмо­ци­о­наль­но, то мы верим этой фото­гра­фии, она неот­ли­чи­ма для нас от реаль­но­сти (и даже силь­нее реаль­но­сти!). Так какая же раз­ни­ца — арт или док?

Ири­на Попо­ва

 

- Созда­е­те ли вы муль­ти­ме­диа? Вас инте­ре­су­ет такая фор­ма пода­чи фото­гра­фии?

- Муль­ти­ме­диа — это, несо­мнен­но, инте­рес­ный под­ход. Но при скла­ды­ва­нии кар­то­чек в моно­тон­ное слайд-шоу под музы­ку или гово­ре­ние мы что-то силь­но теря­ем в фото­гра­фии. А имен­но — ее сущ­ность как искус­ство в про­стран­стве, а не во вре­ме­ни. Делая из фото­гра­фии кино, мы лиша­ем зри­те­ля воз­мож­но­сти рас­смат­ри­вать ее по вер­ти­ка­ли, по диа­го­на­ли, решать изоб­ра­же­ние как кросс­ворд или кру­жить по нему в бес­ко­неч­ном тан­це взгля­да, пла­вать в нем столь­ко вре­ме­ни, сколь­ко мы хотим. Слайд-шоу фор­си­ру­ет нас. И еще — соче­та­ние зву­ка и фото часто ста­но­вит­ся раз­дра­жа­ю­щим. Мне кажет­ся инте­рес­ным муль­ти­ме­дий­ное про­стран­ство, где мы наобо­рот даем зри­те­лю боль­ше сво­бо­ды выбо­ра, само­му путе­ше­ство­вать по исто­рии. Я сей­час заня­та созда­ни­ем тако­го про­ек­та.

- Есть ли у вас тема или несколь­ко тем, кото­рые вас инте­ре­су­ют боль­ше дру­гих? Поче­му имен­но эти темы?

- Меня инте­ре­су­ет тема имми­гра­ции и про­бле­мы детей. Меня инте­ре­су­ют раз­ные семьи и нестан­дарт­ные ситу­а­ции. Меня инте­ре­су­ют все те «дру­гие миры», в кото­рых мне не при­шлось бы побы­вать, если бы не фото­гра­фия. Мир огро­мен и мно­го­об­ра­зен, и меня боль­ше все­го инте­ре­су­ют люди. Во всех их про­яв­ле­ни­ях. Чаще все­го в тех ситу­а­ци­ях, кото­рые мне кажут­ся стран­ны­ми, непо­нят­ны­ми или неве­ро­ят­ны­ми, как буд­то я сле­дую через фото­гра­фию сво­им снам и вооб­ра­же­нию, толь­ко та реаль­ность, кото­рую я сни­маю — она самая насто­я­щая, ее мож­но пощу­пать и заснять на каме­ру, хотя она более стран­ная, чем мои фан­та­зии или сны.

- Что хоти­те ска­зать с помо­щью фото­гра­фии?

- С помо­щью фото­гра­фии все­гда ищу ответ на вопро­сы, но не даю гото­вых реше­ний и оце­нок. Я часто сле­жу за ново­стя­ми или про­сто встре­чаю в жиз­ни раз­ные ситу­а­ции, кото­рые мне непо­нят­ны и инте­рес­ны. Тогда я выби­раю это как объ­ект для съе­мок — что­бы самой разо­брать­ся. Ино­гда это ситу­а­ция в мире, кото­рая явля­ет­ся отра­же­ни­ем меня или моей про­ти­во­по­лож­но­стью.

- Каким сво­им фото­про­ек­том гор­ди­тесь боль­ше все­го? Поче­му?

- Навер­ное, боль­ше все­го гор­жусь про­ек­том про Лилю и Пашу. Пото­му что эта исто­рия смог­ла так всех взвол­но­вать. Но мне не хочет­ся стать пев­цом одной пес­ни: хочу дви­гать­ся даль­ше.

- За какую тему вы бы нико­гда не взя­лись?

- Нико­гда бы не ста­ла сни­мать вой­ну. То есть не жертв вой­ны, а сами воен­ные дей­ствия. Пото­му что, как мне кажет­ся, этим самым ты под­дер­жи­ва­ешь эту игру. Хотя азарт воен­ной фото­гра­фии при­вле­ка­ет меня в опре­де­лен­ном смыс­ле. Поэто­му не хочу откре­щи­вать­ся ни от чего. Мне кажет­ся, я бы ско­рее не взя­лась нико­гда за тип фото­гра­фии, кото­рый не затра­ги­ва­ет душу или эмо­ции зри­те­ля.

- Над чем сей­час рабо­та­е­те?
— Мон­ти­рую фильм об исто­рии одной жен­щи­ны — сво­ей бабуш­ки. Это имен­но исто­рия, поэто­му фор­ма филь­ма подо­шла луч­ше все­го. Еще один про­ект — про Марок­ко. Про тра­ди­ци­он­ное и отли­ча­ю­ще­е­ся. В целом я раз­ра­ба­ты­ваю новые свой­ства пода­чи для слож­ных, нели­ней­ных исто­рий. То есть не хочу оста­нав­ли­вать­ся на фото­изоб­ра­же­нии как конеч­ном пунк­те марш­ру­та.

- О чем дав­но меч­та­ет снять фото­и­сто­рию?

О про­сти­тут­ках. Или — об одной про­сти­тут­ке. О гомо­сек­су­аль­ных бра­ках. О лег­ких нар­ко­ти­ках. И о ску­ке бур­жу­аз­но­го обще­ства. Все эти темы я  нашла и уви­де­ла в Гол­лан­дии. Но снять их пока мне не хва­та­ет вре­ме­ни и сил. Наде­юсь, смо­гу оста­но­вить бес­ко­неч­ную цепь путе­ше­ствий дале­ко, что­бы оста­но­вить­ся и снять то, что близ­ко.

 

Интер­вью под­го­то­ви­ла Инга МЕЛЬНИКОВА

0 Comments

Leave a reply

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Сaptcha (антиспам-проверка) * Time limit is exhausted. Please reload the CAPTCHA.

 

You need to log in to vote

The blog owner requires users to be logged in to be able to vote for this post.

Alternatively, if you do not have an account yet you can create one here.

Highslide for Wordpress Plugin